Турция 2010: От Стамбула до Ривьеры. День 3

Турция 2010: От Стамбула до Ривьеры. День 3

Ноябрь 10, 2018 Выкл. Автор admin

В Сельчук мы приехали где-то между 7 и 8 часами утра. Турецких лир у нас в наличии не осталось вовсе, а доллары и евро не очень, как выяснилось, в ходу по стране. Пришлось побродить по городку в ожидании открытия пунктов обмена валют. За это время мы набрели на развалины древнегреческого акведука, верхушки арок которого оккупировали несколько семей аистов. Это было потрясное зрелище! До сих пор я видел аистов только издали, в обособленных, уединенных гнёздах на верхушках столбов в деревнях. А здесь была целая община!

Проходящий мимо турок заметил наш интерес к аистам и заговорил. Он оказался весьма остроумным индивидом и в процессе разговора не переставал «пертосянить», чем немало нас повеселил. От него мы узнали, что по-турецки аист зовётся «лелек» – очень похоже на украинское название этой гордой и тяжёлой птицы.

В 9 часов в банковском офисе, больше похожем на советское почтовое отделение, накупили лир за доллары и на местном автовокзале зарезервировали билеты до Памуккале на 15:30. Я рассчитывал выехать пораньше, но более удачного по расписанию автобуса найти не удалось. Раз уж времени теперь было хоть отбавляй, можно было позволить себе расслабиться. Рюкзаки оставили в крошечном боксе (назвать это помещение офисом язык как-то не поворачивается) Майкла, приятного дяденьки, представителя нашей очередной автобусной фирмы. Было немного стрёмно, но, насколько нам было известно, здесь подобная практики была в порядке вещей – и вещи при этом не пропадали. На маршрутке (в Турции их зовут дольмушами) мы поехали к руинам Эфеса. Конечно, вход на территорию древнего города был не бесплатным. Стандартная такса в 20 лир – куда уж от неё денешься?

У входа мы поддались уговорам местного торговца и обзавелись туристической книжечкой об Эфесе. В ней была карта с указанием названий и значения бывших на месте развалин зданий, так что мы хоть могли рассчитывать, что поймём, чем когда-то являлись колонны, арки или просто груды камней по сторонам дороги.

Тот же дядька пытался впарить нам поездку на такси к пресловутому дому девы Марии в нескольких километрах поодаль с последующим возвращением к Эфесу, но паломничество к сомнительным святыням – не наш конёк.

Вошли. Начало длинного маршрута по Эфесу представляло из себя тенистую аллею, окружённую соснами. Было даже не очень жарко. Но потом хвойный тент резко закончился – и тень вместе с ним.

Солнце прибило к земле. А было только начало десятого! Белоснежные обломки древних сооружений, оставленные туркам греками, лупили по глазам отражённым светом. Если бы не тёмные очки, мы бы там не только сжарились, но и ослепли бы, наверное.

Мы собрались с силами и, стараясь игнорировать утреннее пекло, подошли к останкам театра. Оказалось, если забраться по ступеням-трибунам повыше, то можно лицезреть потрясающий вид на равнину, а в дымке вдали виднеется море. Чуть ближе смутно различимой береговой линии, у подножья некоего холма можно было различить синюю кляксу озера. Это был залив, где греки когда-то соорудили порт, именно оттуда до самого театра ведёт широкий проспект с огрызками многочисленных колонн по обочинам.

Далее туристическая тропа пролегает через агору – пустую площадь с торчащими из травы фрагментами чего-то белокаменного. А за ней высится жемчужина Эфеса – сохранившийся двухэтажный фасад древней библиотеки – с колоннами и статуями (правда, статуи заменены копиями, а оригиналы перевезены в музей Эфеса в Сельчуке, для сохранности).

В общем, по Эфесу, не торопясь, но и стараясь сильно под палящим солнцем не задерживаться, мы гуляли около трёх часов. Не знаю, как греки додумались построить город в таком раскалённом месте вдали от моря, но однозначно отношу Эфес к разряду «mustsee». Жарко, но оно того стоит.

Где-то в районе двух часов пополудни мы уже вернулись в Сельчук. Чтобы скоротать время до автобуса, посидели в ресторанчике рядом с ещё утром приглянувшимися нам останками акведука. Поели «турецкую пиццу» лахмаджун, попили турецкого же чая, полюбовались напоследок на аистов – и вернулись на вокзал. Автобуса пришлось ждать совсем не долго.

Путь до Памуккале занял примерно три часа. Большой междугородний автобус высадил нас посреди пустынной автострады, не доехав до Денизли (местного районного центра), там нас подобрал маленький дольмуш. Улыбчивый водитель, почему-то напомнивший мне какого-то персонажа из ранних фильмов Джеки Чана, довёз нас не просто до Памуккале, а до самого отеля «Мустафа». Отельчик показался вполне симпатичным. Поинтересовались ценой за номер – она оказалась очень демократичной – 35 лир за ночь. Такая сумма нас вполне устроила, и мы, недолго думая, решили здесь и остановиться.

До заката оставалось всего ничего, и мы поспешили к белой кальциевой глыбе склона горы, которой славится Памуккале. Вода из термального источника в Хиераполисе, очередном древнем городе изгнанных из нынешней Турции греков, стекая по склону, намывает на скалу кальций, который образует так называемые травертины – белоснежные каскадные ванны, водными террасами спускающиеся к подножью горы. Зрелище удивительное. Кажется, будто посреди жаркой пустоши оказался невесть как заброшенный сюда айсберг гигантских размеров.

Мы приблизились к началу подъёма на вершину и наткнулись на будку билетной кассы и турникеты. Да-да, сидящий в кабинке охранник хотел получить свои непременные 40 лир – как обычно, по 20 с носа.

Далее был подъём на вершину. Он был необычен. По пологой широкой тропе текла вода. Сама тропа была покрыта крошечными травертинчиками. Обувь пришлось снять: охранники пристально следили, чтобы туристы не разрушали грубыми подошвами белоснежную поверхность тропы. Нам, вполне привычным к фланированию босиком по приморским скалам и галечным пляжам, идти было несложно, подъём не доставлял особого дискомфорта. Только через пару дней, уже бродя по мелкой гальке пляжа Олюдениза, я понял, какую злую шутку сыграла с моими ногами кальциевая тропа.

Но до того момента было ещё далеко. А пока, миновав несколько искусственно созданных предприимчивыми турками ванн, которые уже тоже обросли белой коркой и слились с натуральным ландшафтом, мы достигли вершины. Солнце к этому моменту уже почти село. Мы обежали край белого склона, сделав несколько снимков, и бегом же помчались через обломки Хиераполиса к античному театру.

С верхних ступеней каменных трибун наблюдали закат солнца. Отчаянно не хватало бутылочки прохладного пивка и пакетика с чипсами… но и без них было неплохо!

Уже затемно вернулись к травертинам. По пути прошли мимо закрытого на ночь античного бассейна с термальной водой из того самого источника (на наш вопрос, сколько стоит вход в него, охранник сообщил, что 25 лир… сожаления о том, что мы не успели до закрытия, тут же растворились, как дым. Ведь завтра нас уже ждало Средиземное море).

Прогулялись по красиво обустроенному парку на вершине белой горы. Здесь лужайки и деревья перемежались с какими-то древними руинами, всё это красиво подсвечивалось приглушённым светом, создавая атмосферу умиротворения и некоей таинственности. Присели на лавочку над поблёскивающими водной гладью травертинами и полюбовались радужной подсветкой белоснежного склона. Было грустно, что мы успели увидеть так мало. Я бы с удовольствием провёл здесь целый день, одного лишь вечера было явно недостаточно, чтобы насладиться этим замечательным, чарующим местом…

Босиком, по правилам, мы спустились вниз, после чего прямым ходом отправились в «Мустафу». Завтра утром нам предстоял многоступенчатый переезд из Памуккале в Олюдениз. Но сегодня не хотелось об этом думать. Хотелось спать.