История создания Виллы Эфрусси-де-Ротшильд, Сен-Жан-Кап-Ферра, Франция

История создания Виллы Эфрусси-де-Ротшильд, Сен-Жан-Кап-Ферра, Франция

Октябрь 20, 2018 Выкл. Автор admin

По своей сути возведение виллы баронессой Беатрис де Ротшильд – это сплошное безумство. Безумство – в смысле каприз, прихоть наследницы известной династии банкиров, с другой стороны – финансовое безумие, так как строительство было сплошной бездонной ямой. Но, как в сказке, страсть победила: страсть к красоте природных ландшафтов и предметам искусства. И кому, как не Беатрис, которая росла практически в двух великолепных парижских особняках (один отцовский, второй – замок дедушки-основателя французской ветви рода), была свойственна эта страсть.

Жизнь Беатрис можно описать истинно французским выражением «lavieenrose» (жизнь в розовом цвете). Уже в юности сплетники и даже недоброжелатели отмечали прекрасный вкус юной леди, она могла себя показать с лучшей стороны. Казалось, мир был у ее ног, но в мужья Беатрис выбрала Мориса Эфрусси – выходца из еврейских торговцев Одессы, спекулирующих пшеницей. Он был намного старше Беатрис, невысокого роста и непривлекательный. У Мориса было две страсти: лошади и гончие псы. Пресса восхищалась его шикарными вечеринками, которые посещали любители охоты и лошадей. Восхищались его обаянием и умением держать себя в обществе.

Свадьба была ослепительной, тысячи приглашенных, бриллианты, лучшие наряды. Чета любила принимать гостей и проводить всевозможные балы и вечеринки, причем редко ограничивались только парижской публикой. Летом гостей принимали в Монте-Карло, что объясняется тем, что на то время там находилось единственное казино, где ставки разрешалось делать и женщинам.

Но брак не был счастливым, супруги жили по отдельности, у них не было детей, и к тому же муж растратив все средства на забавы, был на грани банкротства. Судьба Беатрис была сплошной борьбой с глупыми законами здравого смысла. Она попросила у мужа развода, что было немыслимо в то историческое время, и через какое-то время получила его. Буквально через год-два Морис умер, Беатрис пускается в путешествия. И под этим стоит заметить не только поездки, но и своеобразные путешествия во времени – она со страстью занимается коллекционированием, тем самым продолжив традиции своего отца.

Унаследовав огромное состояние, около 25 миллионов золотых франков, в 1905 году Беатрис совершила абсолютно рискованный и самый грандиозный поступок: она приобрела землю, на которой решила построить виллу своей мечты, только ее идеи, специально для всех тех сокровищ, которые были накоплены за годы жизни. Свое «безумие», свой шедевр она завещала Академии изящных искусств, таким образом запечатлев себя в веках, как же иначе – положение обязывало. Сейчас это действующий музей.

Кто же был архитектором этого прекрасного особняка, чьи фасады напоминают об Итальянском Ренессансе, но все же характерны для Прекрасной Эпохи? Беатрис предпочитала отвечать, что это ее работа. Мадам сменила примерно 20 архитекторов. Были здесь и архитектор Сорбонны, и Малого Дворца в Париже, и создатель отеля «Негреско» в Ницце и прочие. Правда в том, что душа ее переполненная «неистовой чувствительностью» ко всему прекрасному, просила одного: найти того, кто смог бы создать отличное «оформление» для всех скульптур и богатств итальянских дворцов, которые мадам вагонами (и это правда) закупала на многочисленных антикварных аукционах.

В конце концов, был выбран Аарон Месиа, архитектор-создатель вилл на Лазурном побережье, в том числе соседствующей с виллой Ротшильд – виллой Леопольд, построенной для бельгийского короля. Общий проект был предложен Марселем Обуртеном из Парижа. И с согласия мадам, работа над возведением виллы началась в 1906 году и была практически окончена только в 1912.