Вилла Эфрусси-де-Ротшильд, Лазурный берег Франции

Октябрь 15, 2018 Выкл. Автор admin

Прекрасная вилла Ротшильд (Villa Ephrussi de Rothschild) начала ХХ века, которая находится на полуострове Сен-Жан-Кап-Ферра, принадлежала Беатрис Эфрусси-де-Ротшильд, и, как и эта своенравная женщина, она вселяет чувство переменчивое, эксцентричное, оригинальное. Верная своему принципу: Ars patriae decus — Искусство прославляет родину – Беатрис декорировала виллу по своему вкусу: картины великих мастеров, антикварная мебель, и в то же время вилла располагала всеми удобствами, имеющимися на то время. Венецианский готический фасад, крыльцо в позднеготическом стиле, средневековые колоннады, картины любимого живописца Фрагонара и, конечно, фарфор Майсенский и Севрский. Для Беатрис это была летняя резиденция, где проходили шикарные приемы.

В 1992 году Академия изящных искусств решила передать виллу в полное управление Culturesapaces, благодаря этой организации, а также Council of Alpes-Maritime, и организации «Друзья виллы» вилла и ее сады были восстановлены, и сегодня вилла открыта для посещения туристов со всего мира.

Над возведением виллы работало около 20 архитекторов, мадам меняла их, как перчатки. Но в 1906 году проект был согласован и работа началась. В вилле уместились все сокровища, которые Беатрис успела привезти во Францию, занимаясь коллекционированием. Вилла стала ее шедевром, полностью воплотила ее гениальные идеи.

Патио, вилла Rotschild, Кап-Ферра

Патио виллы – виртуозный отголосок дворцов Севильи и Флоренции. Модели колонн взяты из ренессансных дворцов Бергамо, на самом деле эти элегантные опоры, изнутри они полые, созданы для поддержания металлической конструкции дворца. Колонны были покрыты штукатурной и затем, благодаря краске, им придали вид веронского мрамора. Огромное патио по размерам напоминает широкие холлы фамильных замков Феррье или Ментмор в Англии. Иллюзия того, что вы находитесь под открытым небом создана благодаря окрашенному в лазурно голубой потолку. Иллюзия пребывания в ином мире подкреплялась божественной музыкой, которая лилась с галерей второго этажа. Тут можно полюбоваться коллекцией предметов Средневековья и Возрождения – сразу справа от входа находится валенсийский триптих с Девой Марией и двумя святыми.

Из патио, проходя налево, попадаем в Гранд Салон с видами на залив Фурми и Болье-сюр-Мер. Как и многие другие помещения виллы, интерьер был обустроен вокруг имеющихся антикварных сокровищ, а именно приобретенных декоративных панелей из особняка Крийон на площади Согласия в Париже. Архитектор знал давно о коллекционерской страсти Ротшильдов, и сообщил им о панелях, которые хозяева Крийона решили продать. Также тут можно полюбоваться одним из пяти ковров, созданных для Людовика XV, специально для Версаля, с монограммой короля (остальные четыре сгорели во время Революции). Плюс примечательная мебель Людовика XVI, а также два игральных столика, которые напоминают о слабости Беатрис к азартным играм и казино.

Гранд салон, вилла Rotschild, Кап-Ферра

Современники Беатрис вспоминают в мемуарах, что семья тщательно следила за тем, что происходило в доме Беатрис и тайно пыталась спровадить к выходу «очень удачливых игроков», пока Беатрис их не видела. Подойдя ближе к балкону зала и подняв голову увидим прекрасно расписанный потолок, выполненный Джованни Батиста Тьеполо, на котором изображен амур с повязкой на глазах. Так же слепо Беатрис влюбилась в Мориса.

Спускаясь с небес на землю, замечаем игральный столик, выполненный краснодеревщиком Дюбуа, ранее принадлежавший Марии-Антуанетте. Под ним один из ковров Луи XIV,выполненный для Гранд Гэлери в Лувре.

Малый салон ранее использовался в качестве курительной комнаты. По обе стороны находятся озолоченные альковы, в них устроены софы. В альковах хозяйка распорядилась разместить гобелены с изображением приключений Дон Кихота. Зал также украшают полотна «Танцовщицы» Шалля и работы Бушера. У камина стоит экран с цветочными гирляндами и инициалами Марии- Антуанетты.

В юго-западном углу на первом этаже виллы разместилось самое интересное помещение – будуар Беатрис – ее личные апартаменты в стиле XVIII столетия. Панели в духе так называемого тогда «помпейского стиля» напоминают арабески с порхающими птичками. Секретер с выдвигающейся полкой, предназначенной для письма, был выполнен из пылающего красного махагона краснодеревщиком при дворе Людовика XVI – Ризнером.

Спальня мадам – комбинация овала на потолке и восьмиугольника пола – напоминает еще один прекрасный особняк XVIII столетия – графа Камондо, только окна выходят не на парк Монсо, а на гавань Вильфранша. Прекрасная с мастерски вырезанным из дерева изголовьем кровать обтянута китайским шелком. Как никогда в таком окружении можно представить Беатрис в качестве маркизы из прошлых времен в напудренном парике, и действительно, мадам любила наряжаться в платья XVIII века, но в то же время была очень современной: у нее была страсть к машинам и даже к боксу. В гардеробной находим шикарно декорированные платья в постельных тонах, которые хозяйка находила весьма очаровательными. Ее платья напоминали те, в которых изображены женщины на полотнах великих мастеров XV – XVIII веков. Здесь же и оборудованная ванная, только монархи и малочисленная кучка аристократов могли позволить себе такое в ту эпоху.

Коллекция французского фарфора разместилась в бывших апартаментах Мориса, и, конечно же, она посвящена XVIII столетию. Это Севрский и Венсеннский фарфор, среди раритетов – «вазы возрастов», выполненные в зеленом с золотым цветах в 1780 г. Эту любовь к французскому фарфору Беатрис унаследовала от отца- Альфонса де Ротшильд. Ротшильды выбирали всегда только лучшее и сохранили для Франции только самые утонченные образцы французской фарфоровой мануфактуры. Недаром Беатрис назвала свою виллу Ile de France («французский остров»).

Гордостью виллы считается и коллекция немецкого Майсенского фарфора – а особенно два клоуна в австрийских костюмах, датированных 1746 г. Третий клоун поместился на часах, выполненных венсеннской мануфактурой.

Комнаты для гостей также находятся на первом этаже. Комната в помпейском стиле открывает потрясающий вид на Болье и виллу в греческом стиле Керилос. Комната в стиле Людовика XVI сочетает элементы итальянского и французского стиля XVII века.

На втором этаже находятся Гобеленовый зал (гобелены также вывешены в галереях второго этажа), Обезьянья комната (шинуазри), что неудивительно, зная хозяйку виллы – при ней всегда был верный пудель, две обезьянки и мангуст, с которым она вела риторические беседы. Шинуазри – прекрасная находка эпохи Людовика XV, перед которой мадам не могла устоять. В ее Шинуазри комнате мартышки на панелях пляшут и поют, изображают храбрых мушкетеров. А также здесь находится интереснейшая коллекция фарфоровых маленьких статуэток мартышек — известных политических деятелей и публичных фигур времен Беатрис, которой можно гордиться, и которая вызвала в свое время скандал в прессе.